Сегодня родились:
Guf
Guf — Под балконом
Guf — Под балконом (текст песни)
Ба, нас с тобой кто-то сглазил, я отвечаю, Ну ведь не даром мы с тобой Замоскворечане, У нас броня тут семь высоток и три кольца, Я Гуф два икса плюс ты Ориджинал Ба. Но ситуации бывают разными И на земле всегда будеть хватать ахуевших пидарасов, В тот странный вечер 25 октября Прости меня, Ба, за то что не уберег тебя... Короче, слушайте в двух словах Мои следственные показания под музон, еще и в стихах, Здесь все именно так, как там у них на бумагах С моими подписями в их печатах и штампах. 25 октября 2007 года я, такой-то такой-то, Шел в сторону дома, вместе со своей девушкой, Такой-то такой-то, и другом, таким-то таким-то, Шли в сторону дома. Мой двор на местности называют пьяным, Там постоянно бычье, студенты, панки, эмо, фаны, И мне не показалось странным когда, Пятеро в углу двора пиздят одного ногами. Не показалось странным мне, но не моему другу, Который пошел к ним, слушайте дальше: Я хватаю свою девушку подмышку, а он к ним, Типа парни, слышь, хорош, это уже слишком. Все как один разворачиваются в сторону него, Я понимаю - какое-то нездоровое дерьмо... В эту секунду, вы не поверите, такая картина: Из подъезда выходит Тамара Константиновна. Пять невъменяемых типов ломятся убивать нас, Девушка, бабушка, паника, ужас, Если бы Ориджинал Ба там бы не вступила, Этого может быть и не было, но было, то что было. Потом, как и должно быть, конечно, По сценарию предусмотрено двадцать секунд экшена, И эти двадцать секунд нам показались бесконечными - Улица, дверь, домофон и клетка лестичная. Нас там чуть не убили, было очень страшно, Мы еле забежали в лифт и нажали этаж свой, Слышали их топот параллельно пока мы поднимались И мы ужасно испугались. Чудом забежали в квартиру, стали звонить в милицию, Все втроем мы начали звонить в милицию, Хотели позвонить кому-нибудь еще, но было некому, И мы продолжали звонить в милицию. Трое стояли внизу под балконом, Орали: ’Спускайтесь сюда, вам пиздец, гандоны!’ Двое дергали ручку и били ногами по двери, Штукатурка осыпалась, приди посмотри. Пока они ушли, прошло минут пятнадцать где-то, Мы вспомнили про бабушку, она ушла к соседу, Мы и подумать не могли, что пока мы были наверху, Какая-то сука сломала бабушке руку. Мы отвезли ее в больницу, там ей наложили гипс, Старушке 83, читает газету ’Жизнь’, Почему не стали подавать заявление в милицию? Наверное не хотели трепать себе нервы. Короче, все затихло, типа все замяли, Съездили с любимой отдохнуть, купались в океане, Прилетаем, сидим дома, дуем, семь утра, Звонок в дверь - на пороге опера. ’Вы такой-то такой-то? С нами пройдемте’. ’А что случилось?’ ’Мы вам расскажем по пути’. Везут меня до отдела и там я понимаю, Что у кого-то дела я главный подозреваемый. Оказывается в тот же день, того же года Им поступило заявление такого рода, точнее уведомление: Из Склифосовского доставлен сотрудник милиции, отпиженный жестко. Типа в то же время, вечером того же дня, Три типа стояли скромно, бухали во дворе у меня, Как это обычно бывает: скромно три типа Стояли, бухали, во дворе моего дома. Вдруг откуда нивозмись появляется парень И самому здоровому из них с ходу сует в ебальник, Резко соскакивает и скрывается за дверью моего подъезда, Что было дальше интересно? Эти в ахуе, видят с моего балкона Тот же парень орет ’Вам пиздец’, минута ровно, Появляется пятнадцать человек с битами И некоторые из них сейчас в Склифе с черепами пробитыми. Мораль той басни такова, морали нет вообще, так ведь легче, Это просто слова о том как обстоят дела здесь в Замоскворечье. Мораль той басни такова, морали нет вообще, так ведь легче, Это просто слова о том как обстоят дела здесь в Замоскворечье. Мораль той басни такова, морали нет вообще, так ведь легче, Это просто слова о том как обстоят дела, здесь в Замоскворечье